Вот уже более десяти лет сталкер-агрессор из Троицка Виктор Филин преследует знакомых и незнакомых ему людей: враждебное запугивание, интимные домогательства, беспрерывный поток сообщений с различных номеров и аккаунтов, долгие ожидания жертв у подъездов, навязчивые притеснения… Именно такой набор «общения» ожидает каждого, кто впускает преследователя в свою жизнь.

Жертвами Виктора становятся как известные политики и деятели шоу-бизнеса, так и случайные люди, подписанные на них в соцсетях.

Несколько месяцев назад, 20 марта 2021 года, 15-летний Меркурий Антоний Иоанн Киселёв, сын популярного рэпера Децла, забил тревогу в своем инстаграм, рассказав о сталкере, преследующего его семью, включая бабушку Ирину и дедушку, продюсера Александра Толмацкого. Ситуация с преследованиями обострилась настолько, что подростку пришлось привлечь внимание к происходящему.

Пост Тони Киселёва на своей странице в Instagram

Тони сообщил, что длительное время его семью донимает мужчина по имени Виктор: постоянно сидит у могилы Кирилла Толмацкого (настоящее имя Децла), присылает нескончаемый поток угрожающих сообщений по всем известным ему номерам и соцсетям.

Как оказалось, семья Толмацких — лишь одна из маленьких деталей огромного пазла, состоящего из удивительного множества фрагментов человеческих жизней, который собирает Троицкий сталкер.

Г., жертва:

Виктор написал мне в «Фэйсбуке». Оказалось, что у нас общая подруга, с которой он пытался встречаться, но она ему отказала.

Виктор показался мне нормальным парнем: он все время звонил, писал, приглашал в ресторан —  я не устояла, и мы начали встречаться и жить вместе.

Сначала Виктор вёл себя адекватно, но вскоре я начала замечать, как у него меняется поведение: он становится ревнивым, агрессивным, у него появилась жуткая паранойя, он постоянно говорил о той подруге, пересматривал какие-то с ней переписки, обрабатывал и обводил в красные квадратики какое-то отрывки из сообщений. Позже я заметила, что он делает фотографии интимного характера, когда я сплю голая.

Фото сделанные маньяком и присланные жертве.

Он все это хранил в компьютере и однажды признался, что у него отдельный файл на каждого человека. Я не предавала этому значения, так как «файлы» у него были даже на Березовского. Какие-то вырезки из интернет-сетей, газет, очень много обведённой красным квадратом цифры «13».

Я думала, что он просто перечитал книг, когда готовился к поступлению в МГИМО, куда его не приняли, —  и до сих пор не смирился с этим.

Но в один прекрасный момент Виктор стал проявлять агрессию и ненависть не только ко всем ранее окружающим и ныне игнорирующим людям — но и ко мне. Он очень сильной меня избил. Я написала заявление в полицию, а также сняла побои. До этого у него тоже были проблемы с полицией, поэтому он прибежал ко мне и умолял забрать заявление. Я тогда забрала, но очень пожалела об этом: побои, унижения стали ужаснее.

Я переехала в другую страну на заработок, его это не смутило, и он стал звонить, писать, угрожать, писать на меня заявления, говорить, что у него связи с полицией, и он меня посадит. Если я не отвечаю или блокирую его —  он звонит с новых номеров. Он постоянно приезжает в Московскую квартиру к моим родителям, звонит им в домофон, он все это записывает потом на свой телефон. Это преследование с угрозами продолжается уже несколько лет.

Скриншот телефона жертвы с заблокированными номерами маньяка.

В., жертва:

Виктора ко мне привёл кто-то из знакомых парней. Ребята просто зашли в гости, и Виктор был с ними.

Виктор вёл себя очень скромно, стеснительно, как я понял потом — он так втирался в доверие. Я дал ему свой номер и в следующий раз он приехал ко мне один. Начал рассказывать мне свою историю, говорить, что он —  «небедный мальчик»,  рассказывать про своего отца, про его развод с матерью и про то, что отец не хочет с ним общаться.

После стал интересоваться: знаю ли я бывшую девушку Кирилла и других девчонок — моделей. Я ещё удивился: откуда он знает всех — и подумал, что, наверное, и правда они с Кириллом дружили, но уже позже я осознал, что он знал всех этих девушек через сталкинг на «Фэйсбуке». Просто заходил в друзья к Децлу и выискивал новых жертв. Жаль, что было поздно, так как я успел на тот момент познакомить его с подругой и даже представил его как хорошего парня. Очень об этом жалею. В какой-то мере я нечаянно продолжил эту цепочку жертв Виктора.

Когда моя подруга ему отказала после нескольких лет ухаживания, я начал получать миллионы сообщений, что я в заговоре с этой девушкой, всеми нашими общими друзьями. Он  почему-то стал приплетать сюда людей совсем ему незнакомых, но очень известных (видимо, сделал этот вывод, просто изучив общих друзей у меня и этой девушки).

Он говорил о какой-то конспирации против него, постоянно приезжал и тупо звонил мне в двери. Угрожал, что всех нас посадит через свои связи в полиции.

Переписка Виктора (маньяк) с жертвой.

Виктор – тот самый случай, когда говорят: “в тихом омуте — черти водятся!”

С., жертва:

В общей компании познакомились с Виктором. Мне он показался веселым, открытым человеком. Как потом выяснилось, у него была мечта поступить во МГИМО, а так как я имею непосредственное отношение к этому вузу, то он максимально втерся ко мне в доверие. Он бредил этой идеей.

Он постоянно рассказывал о теориях заговора. Постоянно говорил про Березовского, его тотемную цифру «13» и кучу прочих взаимосвязей, которые рвут шаблон здоровому человеку. Даже приезжал в гости. Всячески втирался в доверие. В какой-то момент начал проявлять агрессию.

Потом начались заявления в полицию на меня о якобы наркотиках и прочие небылицы. Он рассказывал, как устраивал облавы людям, сажал их в тюрьму, подставлял. Постоянно упоминал свои связи с полицией, утверждал, что он работает на них, подставляет людей, подстрекает.

У меня старенькая мама, она болеет, так донимал и её —  угрозами и шантажом. Он не оставляет меня в покое по сей день. Большие вопросы о его вменяемости и адекватности. Он опасен — кидается на людей. Он неоднократно пытался избить меня и нападал на наших общих знакомых.

К., жертва:

Нас познакомил с Виктором наш общий друг и тот как-то быстро вошёл в доверие. Он действительно производит впечатление очень воспитанного и доброго парня. Но это маска.

Он мог стоять под подъездом в 8 утра и ждать, пока я поведу в садик свою дочь. Попытался подружиться со всей моей семьей. Я не понимала, что ему нужно от меня. Через короткое время у него стали возникать приступы агрессии. Он пытался меня изнасиловать, нападал на меня с кулаками. Однажды отобрал телефон, чтобы я не пошла на встречу. Я прекратила с ним общение. Тогда он начал писать в мессенджеры моим близким, моему мужу. Он обливал меня ужасной грязью. Преследовал меня. И преследует по сей день. Это страшный человек маниакальных наклонностей.

Д., жертва:

Несколько лет назад кто-то привел его в гости к Дэцлу. Виктор показался очень интересным и образованным парнем, крайне общительным, вежливым и добродушным.

Он начал за мной ухаживать, дарить цветы и приезжать ко мне домой с шампанским. Приезжал, даже когда меня не было дома. Сначала это показалось милым сюрпризом, но позже это стало меня пугать, особенно когда визиты «без меня» к моим родителям стали слишком частыми.

Он постоянно ошивался под моим подъездом, ночевал в машине, звонил маме и незаметно стал очень навязчивым.

Несколько раз говорил, что ему нравится, где я живу. Он также очень интересовался моими друзьями: где они живут, их адреса, телефоны, имена родителей и т. д. Мне показалось, что этот человек пытался стать «своим» в звездной тусовке.

Виктор пытался встречаться со мной, но был отвергнут. После этого я заметила изменения в характере Виктора.  Не получив своего, он продолжал названивать, забрасывать меня огромным количеством смс с информацией о политиках, о себе, какие-то планы на нас, потом его резко кидало, и я начала получать угрозы, хамские и агрессивные послания. Я не хотела его обижать и отвечала ему через раз, надеясь, что он успокоится. К сожалению, преследования только усилились, и он стал угрожать мне своими «друзьями» в полиции, так что я начала думать о наличии «группы» поддержки у Филина.

Переписка с жертвой.

Он писал и пишет такое количество сообщений, что начинаешь пересматривать возможности человека. Помимо нескончаемого потока угроз о том, что посадит меня в тюрьму, Виктор начал поджидать меня у подъезда, в местах, где я бываю, писать всем моим друзьям и знакомым. Это продолжается уже много лет, а правоохранительные органы никак не реагируют. Бывает, что Виктор пропадает, но потом все начинается заново.

М., жертва:

С Виктором мы познакомились несколько лет назад через общих знакомых. Он пригласил меня в кино. После чего на меня обрушился поток сообщений на телефон и в соцсети: угрозы, унижения, фото сексуального характера. Я пояснила, что не хочу продолжать общение, а Виктор начал караулить меня у подъезда. Однажды я не могла выйти из дома несколько дней. В течение нескольких лет он периодически проявляется в телефоне и соцсетях, но я игнорирую эти тексты, чтобы не вступать с ним в контакт.

Он приглашал в гости под предлогом зарядить телефон и перекачивал личные файлы с телефонов гостей. Сохранял их. Потом либо шантажировал, что всем покажет нечто личное, либо действительно рассылал фото/видео в рандомном порядке друзьям жертвы в «Фейсбуке», позоря и компрометируя. Также он мог сам исподтишка сфотографировать жертву в неприглядном ракурсе и опять же всем это показывать, тем самым нанося урон репутации человека.

Скриншот телефона жертвы.

Жертвы сталкера Филина говорят, что Виктор домогается до публики из хороших семей, прежде выясняя, является ли человек «мажором» и есть ли у жертвы собственность. Если, по мнению Виктора, человек обеспечен, он начинает мастерски втираться в доверие, узнает личную информацию, которая важна для жертвы, и через короткое время начинает проявлять агрессию. Девушек преследователь может шантажировать их интимными фотографиями, представителей бизнес-сообщества угрозами разорить бизнес и подставить перед силовыми структурами, с которыми у него якобы прямая связь, а некоторым и вовсе – грозит подкинуть наркотические вещества.

А., жертва:

Я не был хорошо знаком с Виктором — мы случайно пересеклись в гостях. После шапочного знакомства на меня посыпались угрозы «что по мне плачет тюрьма» и ненужная мне информация о каких-то его якобы кураторах из ФСБ, которые всех скоро посадят….

Преследователь Филин придумывает невероятные истории о том, что он на самом деле был другом Децла, хотя близкие певца утверждают обратное, ежедневно создаёт по 10–15 аккаунтов в соцсетях, чтобы преследовать друзей и «друзей друзей» в соцсетях, присылает грязные выдумки сексуального характера и фото своих половых органов. Многих пугает, что Виктор узнает из баз данных их адреса и опасаются нападения, ведь неоднократно на сталкера писались заявления в полицию.

После многочисленных открытых жалоб и предупреждений преследуемых Виктором Филином людей, мы связались с ним по WhatsApp, чтобы выяснить, чего добивается от десятков людей Троицкий сталкер?

– Виктор, к журналистам обратились несколько человек, которые устали от ваших бесконечных сообщений интимного и агрессивного характера. Зачем преследовать массу людей и пытаться держать их в страхе, угрожать ФСБ, психологически атаковать?

– Я в страхе никого не держу, они просто высмеивают меня. Я много знаю и не боюсь говорить. Мой дедушка работал с Борисом Березовским в ИПУ РАН, там же, например, работал отец Петра Авена. Также мой дед работал в Моссовете, занимался безопасностью, гражданской обороной. Я прошу дать имена тех, кто рассказал обо мне…

Сейчас я разрабатываю проект, который назвал «Оранжевая эволюция», он связан с общественным транспортом — с оранжевой веткой метро. Также проект связан с Православием, историей, наукой и культурой.

– Как вся твоя деятельность связана с семьей Толмацких, светскими девушками, московскими бизнесменами и всеми остальными, кого ты преследуешь?

– Кирилл одно время был моим лучшим другом (что не подтверждают близкие Кирилла Толмацкого – прим.). У него есть песня про меня, про нас, при мне писался третий альбом, после чего я около года общался с ди-джеем Лигалайзом — и на этом все закончилось.

– Теперь ты хочешь общаться с его сыном и семьей?

– Нет, он мне совсем неинтересен. Они занимаются самопиаром. Они никому не нужны, и им хочется славы.

– Откуда у тебя столько ресурсной мощности – писать одновременно десяткам людей, ведь на это нужно время и средства?

– Я не из бедной семьи. И дело не в этом. Так сложилось, что у элиты всегда было много времени. Они делают вид, что боятся, но это смешно. Им всем лечиться надо, и для этого есть правоохранительные органы. Они тронутые — я уже несколько человек посадил из этой компании.

– Ты чистишь общество?

– Они совершили в отношении меня агрессию, много раз — группой лиц, даже от Толмацких приезжала не полиция, а чеченцы. Это дети богатых родителей, очень богатых госслужащих на очень высоких должностях и бывших чиновников, дети бандитов.

– Тебя били?

– Да, хуже.

– …Все всегда бегали за мной, я вроде не страшный и из приличной семьи. К тому же, я не тупой и адекватный, добрый и приятный в общении.

– Ты русский Джокер?

– Нет, тот псих опасный.

Виктор Филин любит делиться разоблачениями коррупционных заговоров, домогаться до следственных органов заявлениями, рассказывать о коррупции и мошенничестве чиновников, а также причислять себя к громким следственным разоблачениям.

Все попытки жертв и их адвокатов обращаться к правоохранительным органам пока не увенчались успехом.

Редакция МГЦАО просим обратить внимание органов законодательной власти на возможность скорейшего принятия закона о преследовании мирных граждан, который давно успешно применяется в странах Европы и США.

О результатах и последствиях происходящего редакция расскажет в ближайшее время во второй части.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *